Дело не в Путине: зачем России на самом деле нужна Украина

Главный тезис западной пропаганды о том, что российская спецоперация на Украине — плод «безумия» и «жестокости» Владимира Путина не имеет ничего общего с реальностью, пишет TAC. Автор статьи предлагает европейской и американской общественности взглянуть на исторические и географические факты.

Американцам пора вновь начать изучать карты и читать энциклопедии

Ласло Бернат Веспреми (Laszlo Bernat Veszpremy)

В мае 1844 года газета «Нью-Йорк таймс» опубликовала остроумное, но очень верное наблюдение: «Главным из бесчисленных благ войны является ее способность учить людей географии». Но сегодня, когда в международных СМИ ежедневно появляются экзотически звучащие названия украинских сёл и городов, лишь немногие американцы вообще знакомы с географическими реалиями региона (и президент Джо Байден, безусловно, не относится к числу наиболее осведомленных).

Александр Солженицын, великий русский писатель, критиковавший систему ГУЛАГа, говорил в 1978 году о «неизбежном ломе событий». Видимо, сегодня можно говорить о «неизбежном ломе географии», ставящем под сомнение то, что мы считали более или менее безопасным статус-кво в Восточной Европе. Некоторые считают, что во всем виновата российская идеология. Но в большей степени можно доверять суждению Льва Толстого: «Всякий раз, когда являлись завоеватели, были и войны,… но это не доказывает, чтобы завоеватели были причинами войны и чтобы возможно было найти законы войны в личной деятельности одного человека».

Самая важная географическая реальность, которую следует учитывать, чтобы понять конфликт на Украине — это Восточно-Европейская равнина (или, если послушать, как говорят русские, Русская равнина). Она простирается к востоку от Центрально-Европейской равнины (в основном по территории Польши, Дании, Германии и Нидерландов), занимает площадь около двух с половиной миллионов квадратных километров (в два раза больше американских Великих равнин) и в среднем имеет высоту над уровнем моря всего 171 метр. Самая высокая точка Восточно-Европейской равнины находится где-то между Санкт-Петербургом и Москвой и достигает всего 347 метров.

Эта огромная, не считая лесов и болот, сплошная равнина является крупнейшей в своем роде не только в Европе, но и в мире. По ее территории протекает лишь несколько рек, хотя и больших. И благодаря тому, что она простирается до Европейской, можно фактически пройти от Уральских гор до Северного моря во Фландрии или Нидерландах, не встретив ни одного значительного наземного препятствия.

Территория сегодняшней Украины составляет около 600 тысяч квадратных километров, что составляет примерно 85% площади Техаса. Большая часть этой территории, расположенная на вышеупомянутой равнине, состоит из низменностей, возвышенностей и хребтов. За исключением Карпат и Крымских гор (сегодня Крым аннексирован Россией), в стране нет ни одного крупного горного региона.

Западные границы современной России простираются от Эстонии до Южной Украины на четыре с лишним тысячи километров. Со стороны Москвы не было ошибкой заявить о своих правах на Кенигсберг (с 1946 года называемый Калининградом), который сегодня является самым милитаризованным регионом в Европе. Право собственности на этот участок территории было продиктовано российской геополитической логикой. Благодаря своему незамерзающему порту Кремль может оказывать давление на страны Балтии и Польшу. Именно этот важнейший регион литовцы сегодня хотят заблокировать.

Если посмотреть на юго-западные границы России, невозможно переоценить значимость Черного моря. Змеиный остров важен не из-за «диалога» между его украинскими защитниками и одним из российских военных кораблей. Он имеет жизненно важное стратегическое расположение (наряду с Крымским полуостровом) для осуществления контроля над движением судов в море и обеспечением себе ключевых геополитических преимуществ теми, кому он принадлежит. Остров не только является ключевым торговым и логистическим перекрестком, но еще и обеспечивает выход в Средиземное море и позволяет распространять свою власть на такие важные регионы, как Кавказ и Ближний Восток.

Чтобы лучше представить ситуацию с украинским конфликтом, в дополнение к вышеперечисленным географическим фактам следует принять во внимание множество опасных периодов российской истории, укоренившихся в душе русского народа. Это не значит, что в прошлом Украина сполна не испытала собственных трагедий. Историю Восточной Европы — особенно ее прошлое столетие — приятной и радостной не назовешь. Многие соседи России испытывают перед «большим медведем» давний страх, и на то есть веские причины. Однако Россия — крупнейшая страна в мире, ведущая ядерная держава, с самодостаточной и независимой экономической системой, которая теперь, после стольких десятилетий, возобновила в Европе вооруженный конфликт между государствами. Поэтому для понимания сегодняшних событий чрезвычайно важно проанализировать российский исторический опыт.

Современная Россия ведет свою родословную от Киевской Руси, первого государства, объединившего различные славянские племена, со столицей в Киеве. Это государство прекратило существование из-за татаро-монгольского нашествия в XIII веке, в результате которого были потеряны почти все крупные города, включая столицу. Татаро-монгольское иго продолжалось до конца XV века, но не очень далеко было следующее крупное вторжение. Польско–русская война 1609-1618 годов даже привела к тому, что Москва оказалась в руках поляков. Этот подвиг они до сих пор вспоминают в своем национальном гимне: «Вислу перейдем и Варту / […]/Дал пример нам Бонапарт, как победу одержать».

На самом же деле это поляки подали пример Бонапарту, но между двумя странами была еще один масштабный конфликт. Во время Северной войны (1700-1721), начатой Россией, шведская армия дошла до центральной Украины, после чего в 1709 году потерпела поражение. А теперь перенесемся на 100 лет после тех событий: с 14 сентября по 19 октября 1812 года Наполеон Бонапарт занял Москву, а затем, когда наступила русская зима, оставил ее. И в результате безжалостного наступления фельдмаршала Михаила Кутузова французская армия была разгромлена.

России оставалось ждать лишь 100 лет, прежде чем войска Германской имперской армии остановились всего в 140 километрах от Петрограда. Для России конец Первой мировой войне положила большевистская революция, но в мае 1920 года зарождавшаяся Вторая Польская Республика вместе со своими украинскими националистическими союзниками захватили Киев (бывший тогда крупным советским городом) и несколько месяцев спустя продвинулись до Минска (сегодняшняя столица Белоруссии).

Прошедшее столетие также не избавило Россию от паранойи. Нацистский диктатор Адольф Гитлер, большой знаток географии, правильно подметил, что у Советского Союза не было естественных границ до Урала, и он провел границу именно вдоль этого горного хребта между Азией и «будущей» Германской империей. Дойти до Урала было стратегической целью нацистской Германии во время ее вторжения в Советский Союз. В декабре 1941 года немецкие армейские части дошли до Красной Поляны, расположенной в 25 километрах от Москвы, и взяли в кольцо Ленинград (ранее называвшийся Петроградом).

Некоторые из основных географических и исторических фактов, относящихся к этому региону, подразумевают возможность сделать ряд логических выводов, как написал венгерский историк Михай Нанаи (Mihaly Nanay) в статье, опубликованной в журнале Rubicon. На своей западной границе Россия чувствует себя уязвимой в военном отношении. Несмотря на все технологические новшества, географические границы по-прежнему являются лучшим способом самозащиты, и прекрасным доказательством тому стала война в Афганистане. Россия никогда не уступит контроль над территориями, которые она считает жизненно важными для будущего страны. Она никогда не откажется от районов, с которых на страну можно легко напасть. Это не означает, что НАТО когда-нибудь действительно начнет агрессивную войну против России. Но увы, иногда мнимые угрозы являются столь же вескими причинами для поспешных действий, как и реальные.

Такую огромную страну, как Россия, имеющую несколько естественных линий обороны, на протяжении всей истории могли удерживать только сильные правители. Излишне политизированное понимание российской истории привело бы нас к убеждению, что сегодняшняя Россия не может отождествлять себя с Советским Союзом. Но как раз наоборот, оправданием путинской идеологии могут служить огромные просторы страны. Многие считают Путина символом величия России. Сталин, по словам историка Дэвида Вольфа (David Wolff), был неплохим «микроменеджером», во всяком случае, «в тех областях, которые он считал важными». Во главе сталинского списка были «безопасность и международные дела»

Вольф утверждает:

«Современная историческая литература о Сталине обширна, но территориальные аспекты не привлекали особого внимания авторов, несмотря на их влияние на миллионы людей и их роль в развязывании холодной войны и в Европе, и в Азии. […] Сталин ревностно относился к своему праву мирового государственного деятеля чертить на карте земли новые линии. Ему явно не нравилось, когда воспользоваться этим правом пытались люди меньшего масштаба из более мелких государств. […] Именно Сталин, «создатель границ», уже решил этот вопрос не в их пользу. […] И поскольку территория на круглом земном шаре была ограничена, Сталин считал использование власти над территорией конкурентным по своей природе. Победители и проигравшие […] были втянуты в антагонистическую игру».

По словам венгерского эксперта по России Аттилы Демко (Attila Demko), Путина больше не волнуют деньги или власть, он хочет сыграть историческую роль. «Он хочет быть тем, кто возродит Россию после распада Советского Союза. Для представителей русского национализма это было не только крахом коммунистической диктатуры, но и крушением Российской империи. Они потеряли территории, которые, по их мнению, были российскими. Это не обязательно была территория всей бывшей державы: например, от Азербайджана, Армении и стран Балтии они отступились, но, несомненно, им нужны Крым и Новороссия, где сегодня идут боевые действия, и, конечно же, Белоруссия. […] Путину нужна новая Ялта, новое соглашение между Западом и Россией». Можно представить, как Путин (подобно Сталину) склоняется над картой мира, проводя новые линии и границы, которые определят историю его страны.

Моя родная Венгрия испытала это на себе, когда после Второй мировой войны Советский Союз аннексировал Закарпатье, которое ранее никогда не принадлежало России. Сегодня это украинская область, граничащая с Венгрией, отделенная от остальной Украины Карпатскими горами, высота которых может достигать более двух километров. Это бедный регион с населением среднего российского города, занимающий площадь в 13 тысяч квадратных километров, что составляет менее 0,07% территории современной России. Какой интерес он мог представлять для Сталина?

Причину объяснили два венгерских писателя, Иштван Вида (Istvan Vida) и Бела Желицки (Bela Zseliczky): «Закарпатье было важно для Советского Союза, прежде всего, по военно-стратегическим соображениям и соображениям политики безопасности. Карпатские горы представляли собой естественную границу и линию обороны. Как сверхдержаве с огромной территорией ему, в принципе, было бы достаточно обосноваться в горах, но из-за отсутствия дорог и инфраструктуры логичным с военной точки зрения казалось построить плацдарм по другую сторону Карпат. Кроме того, учитывалось то, что выгодным было и географическое положение региона, который граничил с Чехословакией, Венгрией, Румынией и Украиной». Сталин пытался отодвинуть границы Советского Союза как можно дальше, понимая, что стратегическая глубина — это единственное, что сдерживает его врагов.

Ничто из того, о чем говорится выше, не может служить моральным оправданием действий России — аннексии Крыма в 2014 году и нынешней специальной военной операции. Но и в простом пропагандистском объяснении, согласно которому Путин — «безумец», который хочет «убить всех украинцев», потому что он «тяжело болен», тоже упущено главное. Ясно лишь одно: Россия считает, что в действиях по обеспечению будущего страны важную роль по-прежнему играют определенные физические и материальные реалии, будь то золото, оружие, людские ресурсы, энергоносители или владение ключевыми географическими районами. Это урок, который большая часть Европы и США, похоже, забыли.

Ласло Бернат Веспреми — венгерский историк и главный редактор научно-популярного журнала Corvinak, который издает будапештский Колледж перспективных исследований Mathias Corvinus Collegium.

Читать подробнее
FocusWeb.ru